подобрать
Все статьи

Вот это фокус!

  • Автор: Ксения Леонова, Юлия Гордиенко
  • Дата публикации: 02 Апрель 2012
  • Издание: Секрет фирмы

Николай Ганайлюк, человек со взъерошенными волосами, безумным взглядом, в белом халате и ярко-зеленом галстуке, в один стакан наливает воду, в другой насыпает белый порошок и спрашивает: "Кто хочет попробовать?" Сидящие перед Ганайлюком два десятка детей лет 12-13, до этого неотрывно следившие за каждым его действием, разом поднимают руки и кричат: "Я, я!" Ганайлюк подзывает к себе одного, предлагает ему смешать порошок с водой, досчитать до трех и вылить содержимое себе на голову. Мальчик в нерешительности застывает. Ганайлюк опускается на одно колено: "Вылей тогда мне на голову". Мальчик покорно смешивает, считает, переворачивает стакан... и из него ничего не выливается. "Вот это фокус!" — восторженно кричит какая-то девочка. "Не фокус, а научный эксперимент",— поправляет Ганайлюк и терпеливо объясняет, почему порошок — суперабсорбент — так хорошо впитывает влагу. В своей компании "Шоу сумасшедшего профессора Николя" Ганайлюк давно ввел табу на слово "фокус". Ведь то, чем компания занимается,— настоящая наука, пусть и похожая на магию.

В СССР популяризация науки, в первую очередь среди школьников, возводилась в ранг государственной политики. Так, в 1972 году тираж научно-популярных книг и журналов составлял 67 млн экземпляров. Но с распадом Советского Союза и сокращением финансирования российской науки, перестали выходить "Горизонты техники для детей", "В мире науки" (издание возобновлено с 2003 года), "Домашняя лаборатория" и "Квант" (издания возобновлены в электронном виде). Тиражи научно-популярной литературы сократились до 20 млн экземпляров в 1991 году и до 8 млн в 1999-м. Перестали проводиться всесоюзные конкурсы "Юный физик" и кружки "Юный химик" (в 1970-е в них участвовали 140 тыс. человек), а одноименный набор, бывший в доме, кажется, каждого советского школьника, проиграл в конкуренции с LEGO и трансформерами.

Новую жизнь в научпоп вдохнуло кабельное и спутниковое телевидение, число абонентов которого, по данным "Национальных кабельных сетей", увеличилось в семь раз с 2004-го по 2011 год. По данным TNS Russia, в топ-15 неэфирных телеканалов входит пять научно-популярных: Discovery Channel (15 млн зрителей ежемесячно), Animal Planet (14 млн зрителей), "Моя планета" (10 млн) и другие. Но медийные проекты — не единственная возможность заработать на интересе к научпопу.

Сумасшедшая наука


В 2006 году Валерий Митякин, владелец небольшой фирмы по производству резиновых покрытий, листал франчайзинговый каталог и вдруг наткнулся на предложение канадской компании Mad Science. С 1986 года она устраивала научные шоу для детей, — со всякими химическими "фокусами", которым есть вполне научное объяснение. Митякин вдохновился и купил франшизу. Она стоила "десятки тысяч долларов плюс роялти", вспоминает Митякин. Он набрал команду менеджеров и стал организовывать выступления в развлекательных центрах и на детских праздниках. Через два года Митякин вывел компанию на окупаемость. Сегодня ее оборот составляет, по данным СФ, более 30 млн руб. в год. В 2008 году в российский Mad Science пришел работать ведущим шоу 24-летний Николай Ганайлюк — выпускник Московского физико-технического института, уволившийся из крупной консалтинговой компании ради мечты стать актером. Ганайлюк придумал себе псевдоним Сумасшедший Профессор Николя и быстро завоевал признание зрителей.

В 2009-м Ганайлюк потребовал повышения зарплаты. Проведение праздника для клиента стоило в среднем 10 тыс. руб., но ведущий получал только десятую часть этих денег. В "Сумасшедшей науке" ему отказали, Ганайлюк уволился и открыл собственную компанию — "Шоу сумасшедшего профессора Николя". Покупать франшизу у своего бывшего работодателя Ганайлюк отказался. За это Митякин до сих пор таит на него обиду (даже отказался фотографироваться с конкурентом для этой статьи). Впрочем, Митякин и сам перестал платить за франшизу канадской Mad Science, переименовав свою компанию в "Сумасшедшую науку".

"У меня были клиенты, ушедшие вместе со мной, они рекомендовали меня друзьям и дальше по сарафанному радио,— говорит Ганайлюк, артистично размахивая руками.— Спустя год я понял, что не могу в одиночку справляться с заказами. Пришлось нанять человека, потом еще одного, и еще". Сейчас в компании работают девять ведущих (в белых халатах, с зелеными галстуками и яркими прическами), бухгалтер, администратор, три водителя, кладовщик и директор — сам Ганайлюк. Итого 16 человек. Выручка "Шоу сумасшедшего профессора Николя" за 2011 год составила, по данным СФ, 15 млн руб., то есть в два раза меньше, чем у "Сумасшедшей науки". Правда, Ганайлюк обещает в 2013 году Митякина догнать. Цены на часовую программу у обоих конкурентов колеблются в пределах 10-15 тыс. руб.

В этом бизнесе многое строится на харизме, так что ведущих Ганайлюк отбирает среди актеров, а не педагогов. Проводит настоящие театральные кастинги: кандидатам дают реквизит и просят показать опыты. Когда опыты не получаются (что происходит почти всегда, ведь актеры, как правило, не слишком подкованы по части химии), ведущий должен выкрутиться: Ганайлюк считает, что самое важное — это умение импровизировать, и обиженно качает головой, когда я называю его сотрудников "аниматорами". "Это вам не пираты, которые прыгают с канатами вокруг детей, это именно ведущие. И зарплата у них соответствующая",— говорит Ганайлюк. Сейчас он платит своим ведущим больше, чем "Сумасшедшая наука",— от 20% до 25% суммы заказа.

У Ганайлюка нет конкурентов, кроме "Сумасшедшей науки", зато есть шесть партнеров-франчайзи — во Владивостоке, Екатеринбурге, Иркутске, Ростове-на-Дону, Самаре и Челябинске. Митякин в отличие от Профессора Николя франшизу не продает — сам был в роли франчайзи, знает. Вот и бывший партнер Ганайлюка из Екатеринбурга, купивший франшизу первым, год назад разорвал контракт с "профессором" и открыл свое шоу "Открывашка".

Отличаются конкуренты не только отношением к франчайзингу, но и каналами продаж. Если "Сумасшедшая наука" ориентируется на детские праздники, то "Шоу сумасшедшего профессора Николя" предпочитает выступать в школах, как правило, вместо уроков химии. Ведущие раздают листовки ученикам и потом нередко получают приглашения от родителей. Статусом "сумасшедшего профессора" Ганайлюк доволен: в конце концов, свою детскую мечту стать актером он полностью реализовал.

Тяга к экспериментам

В музее занимательных наук "Экспериментаниум", который призван рассказать детям и напомнить взрослым, как устроен окружающий мир с точки зрения физики, химии и биологии, почти все можно потрогать. Огромный глаз, который приходится держать двумя руками, и пластмассовые эмбрионы, демонстрирующие развитие ребенка на разных сроках беременности,— это анатомическая часть музея. А если подойти к увеличенным в несколько раз столу и стульям, сразу становится понятно, как чувствует себя трехлетний ребенок во взрослом мире. Неподалеку можно поиграть на пианино со стеклянной передней стенкой и при этом увидеть, что происходит внутри инструмента, побродить по стеклянному лабиринту, изучая оптические иллюзии, а также понаблюдать, как рождается торнадо: американская установка стоимостью $10 тыс. моделирует этот процесс в миниатюре.

Для соучредителя музея Наталии Потаповой и трех ее университетских друзей создание музея занимательных наук — главный эксперимент в жизни. В детстве все они занимались в московских дворцах пионеров, зачитывались журналом "Юный техник" и "Занимательной физикой" Якова Перельмана. А когда у них подросли дети, оказалось, что в Москве слишком мало мест, где можно весело и с пользой провести время всей семьей. Во время путешествий за границу партнеры замечали: западные музеи намного интерактивнее российских. "Если чего-то нет, значит, нужно сделать это самому",— решили Потапова и ее партнеры и осенью 2010 года сняли помещение 2 тыс. кв. м на территории бывшего завода на Бутырской улице в Москве. За год они сделали капитальный ремонт, частично закупили за границей, а частично собрали на собственной научно-производственной базе 250 экспонатов для музея. Стартовые инвестиции (собственные средства учредителей) составили несколько миллионов долларов. По данным "СПАРК-Интерфакс", совладельцами компании являются сама Потапова, которая в прошлом занималась управлением недвижимостью в "Интерросе" и ВТБ, и три топ-менеджера банковской группы Life — Ярослав Алексеев, Константин Сулоев и Филипп Самарец.

Всю прибыль, уверяет Наталия Потапова, совладельцы реинвестируют в музейную коллекцию. В январе они приобрели еще десять дорогостоящих экспонатов, которые будут размещаться на дополнительных 500 кв. м второго этажа. Детский билет стоит 250 руб. в будний день и 350 руб. в выходной, взрослый — 350-450 руб. В будни музей посещает около 300 человек — в основном школьные экскурсии. В выходные аудитория "Экспериментаниума" — родители с детьми, их число может доходить до 500. Совладельцы музея активно развивают и другие направления — мастер-классы и лекции по "занимательным наукам" и даже экспериментальному кино. За счет этого партнеры пытаются привлечь в музей и молодежную аудиторию, для которой они устроили, например, студенческую вечеринку на Татьянин день. Кроме того, при музее работает магазин, где продаются головоломки и тематические книги, включая знаменитую "Занимательную физику" Перельмана. По расчетам СФ, выручка "Экспериментаниума" может составлять около 50 млн руб. в год.

В декабре партнеры открыли филиал музея в Саратове, решив обкатать уменьшенную модель "Экспериментаниума" (его площадь 600 кв. м) в одном из типичных городов-миллионников. Если эксперимент удастся, партнеры будут открывать филиалы в других российских и украинских городах, ведь чтобы проект стал рентабельным, подсчитывает Потапова, нужно создать как минимум пять музеев.

В мире подводном

Экскурсоводу "Океанариума N1" Екатерине Потаповой в день задают от 100 до 500 вопросов. Самые популярные — "Что едят пираньи?", "Любят ли акулы есть людей?", "Как спариваются крабы?".

Океанариум открылся в октябре 2011 года в московском торговом центре "Рио" на Дмитровском шоссе. Помимо десятков аквариумов есть еще террариум и специальные отсеки для млекопитающих наземных животных. При постройке "Ташир" использовал специальные стекла, благодаря которым аквариумы выглядят значительно просторнее, чем они есть на самом деле. Центр строился в кризис, и девелопер — группа компаний "Ташир" — изначально задумывал океанариум как коммерческий проект, который привлечет новых клиентов. В постройку океанариума было вложено $18 млн. Сопоставимая сумма ушла на покупку сотен наименований животных и рыб, их перевозку и содержание на протяжении последних пяти месяцев.

На волне интереса к знаниям "Ташир", контролируемый предпринимателем Самвелом Карапетяном, надеялся окупить инвестиции за три года. План оптимистичный, учитывая, что океанариум находится за МКАД, так что потенциальным посетителям — мамам с детьми — без машины добираться совсем неудобно. Но пока реклама делает свое дело — "Ташир" вложил в нее, по оценкам, до миллиона долларов.

Впрочем, "Ташир" доволен результатами, говорит вице-президент компании Геворк Григорян. В кризис "Рио" покинули несколько арендаторов, которые после открытия океанариума вернулись обратно: посещаемость центра увеличилась на 30%.

"Ташир" считает "Океанариум" настолько перспективным проектом, что обещает выделить средства на открытие лаборатории-клиники, где за лечением заболевших обитателей океанариума смогут понаблюдать дети. И уже выделил средства на расширение. Сейчас в выходные к океанариуму не пробиться, так как непосредственно рядом с аквариумами могут находиться одновременно 150 человек, и многие посетители отказываются стоять в длинной очереди. Григорян хочет увеличить площадь и пропускную способность океанариума в полтора раза.

За три месяца после открытия океанариум посетили 700 тыс. человек. Учитывая, что билет стоит в среднем 450 руб., получается, что выручка "Океанариума N1" составила $10,5 млн. Результат следующих месяцев будет несколько хуже, ведь январь — самое бурное время в плане детских развлечений. Григорян так увлекся, что выучил названия рыб в океанариуме и теперь подумывает, не стать ли вегетарианцем.

А вот Михаил Березин разбирался в морской живности еще до того, как открыл свой океанариум на Чистых прудах. Березин назвал его скромно — "Морской аквариум". Если на Дмитровском шоссе 3 тыс. кв. м, то на Чистых прудах — всего 800. Зато разновидностей рыб больше тысячи.

По информации СФ, Березин с 1990-х торговал морскими рыбами — привозил их в Россию для обеспеченных заказчиков. Рыбки стоят от 2 тыс. руб. за штуку, но перевозить их нужно на отдельном специально оборудованном самолете. 11 лет назад Березин открыл магазин на Чистых прудах, где выставлял привезенных, но не купленных еще рыб.

Магазин постепенно разрастался, и в 2004 году Березин открыл океанариум. По словам его директора по маркетингу Ольги Кугушиной, для выхода на операционную окупаемость (билеты сейчас стоят от 50 до 380 руб.) у проекта ушло порядка пяти лет. Так что плюс от открытия океанариума в первую очередь в увеличении посещаемости магазина.

Помимо перечисленных, в России работает еще семь океанариумов — во Владивостоке, Воронеже, Геленджике, Ейске, Мурманске, Санкт-Петербурге и Сочи. Все они являются государственными, кроме сочинского, который контролируется предпринимателем из Объединенных Арабских Эмиратов (его имя не раскрывается).

Малое количество частных океанариумов объяснимо: такой бизнес требует большого стартового капитала, огромных средств на содержание рыб и аквариумов. Его рентабельность непредсказуема из-за неконтролируемых рисков вроде здоровья пираний из Амазонки.

Похожая ситуация с дельфинариями и планетариями. К примеру, в реконструкцию открывшегося в прошлом году Московского планетария столичная мэрия вложила более 4 млрд руб. Сопоставимая сумма, по данным СФ, понадобилась и на открытие три месяца назад дельфинария на ВВЦ. Музейные проекты или тем более научно-популярные шоу при меньших первоначальных инвестициях куда легче просчитать.

Поздравляем! Сообщение отправлено!
Закрыть
Зарегистрироваться в каталоге Franshiza.ru