подобрать
Все статьи

Региональных франчайзинговых компаний становится больше

  • Автор: Светлана Чеканова
  • Дата публикации: 11 Декабрь 2012
  • Издание: "Российская газета"

Статистические данные показывают: в стране растет число субъектов малого бизнеса. В то же время специалисты отмечают устойчивую тенденцию к развитию франчайзинга - ежегодно в регионах открывают сотни предприятий как под известными, так и под новыми брендами. С чем связан этот процесс, корреспонденту "РГ" рассказали предприниматели, ведущие бизнес по франшизе в Ярославле.

Вывеска до востребования

Малый и средний бизнес по всему миру вырастает на франчайзинге, как на черноземе. По данным European Franchise Federation, количество франчайзеров (владельцев брендов) росло в некоторых странах даже в кризис. В прошлом году лидерами стали Франция (плюс 92 франшизы к 2010 году), Украина и Швеция. В этом числе и Россия, но неофициально: статистика не учитывает франчайзинговые предприятия отдельно от прочих, поэтому назвать их точное количество не может никто.

Ситуации бизнесменов, согласившихся рассказать о своей работе, похожи тем, что их предприятия открыты сравнительно недавно (от восьми месяцев до полутора лет), еще не вышли на окупаемость, все - хотя собеседников корреспондент "РГ" отбирала, по сути, случайным образом, - работают под российскими брендами.

- Такова тенденция, - уверена директор Школы профессионального франчайзинга Инга Рыкова. - Сейчас лучше развиваются российские франшизы, поскольку их бизнес больше подходит нашему менталитету. Количество предложений по зарубежным также увеличивается, но иностранцы в большинстве случаев не очень хорошо знают наш рынок, экономику, законодательство. Они ведут себя осторожно.

Николай занимается недвижимостью, Тарас - владелец тренажерного зала, Кирилл держит кофейню. Они далеко не новички, опыт ведения бизнеса - 70 лет на троих, у двоих есть и другие предприятия, то есть списать трудности развития на незнание реалий не получится.

Первый ценз (но не обязательно главный) - финансовый. Кирилл за право 10 лет работать под известным брендом заплатил два миллиона рублей (так называемого паушального взноса), а еще за оборудование и оформление помещения - всего более 250 тысяч евро. Николаю взнос обошелся в полмиллиона рублей на пять лет, и теперь его агентство представляет в Ярославле один из крупнейших российских холдингов, работающих с недвижимостью. Ему также пришлось вложиться в аренду и ремонт офиса (стоимость этого этапа Николай обсуждать не захотел). Франчайзер, с которым работает Тарас, начал работу относительно недавно, еще не очень раскручен, а потому паушальный взнос составляет всего 300 тысяч рублей, а инвестиции в проект - от двух миллионов.

Финансовый порог, даже если он низкий - это еще не все. Для хорошего франчайзера - главное не продажа франшизы каждому желающему, а перспективы. Если партнер (франчайзи) будет успешен, это укрепит репутацию бренда и привлечет новых партнеров, а кроме того обеспечит головной фирме приток ежемесячных выплат - роялти. Неудачный франчайзи все только испортит, а на роялти, которые он выплатит, пока не закроется, репутацию не купишь. Поэтому дальновидный франчайзер всерьез выбирает, кому доверить бренд. Наши предприниматели этот этап прошли, предоставив бизнес-планы.

Сын ошибок трудных

Казалось бы - зачем обеспеченному человеку, прекрасно знающему секреты и подводные камни российского бизнеса, покупать франшизу, соглашаясь на контроль головного офиса, - пусть даже за малые деньги, не говоря уж о больших? Общепризнанные преимущества франчайзинга - обкатанный бизнес, доказавший успешность на деле, и стандарты, позволяющие партнерам не задумываться на каждом шагу, куда идти дальше - кажутся важными скорее для малоопытных предпринимателей. Но люди, знающие эту сферу изнутри, утверждают: франчайзинг - школа бизнеса, но уж никак не начальная.

Успешный опыт намного ценнее просто опыта. Да, можно самому открыть кафе, но как завоевать привязанность клиента, кто может гарантировать, что твоя идея не провальна?

- Я выбрал известный бренд, потому что он уже раскручен, - говорит Кирилл, - это вопрос сбыта. Не нужно так много тратить на рекламу, как при запуске нового проекта.

У Николая мотив репутации бренда не единственный:

- Есть желание ввести в цивилизованные рамки работу с недвижимостью в Ярославле. Здесь уже 415 офисов - это катастрофа: из них работают как следует не более десятка. У моего франчайзера - высокие стандарты. Когда холдинг заходит в регион, это упрощает работу с банками, страховыми компаниями, чиновниками. Холдинг, например, "пробивает" в Москве скидки по ипотеке, мы ими пользуемся. Ну и потом, какой бизнес откроешь на полмиллиона?
"Правильный" франчайзер делает многое для того, чтобы его партнер начал работать с наименьшими потерями

Тарас на вопрос: "Почему не сам?" - ответил, что открыть именно такой тренажерный зал самостоятельно он бы не смог: оборудование специфическое, его поставляет только конкретный франчайзер.

На чужом счастье

"Правильный" франчайзер делает многое для того, чтобы его партнер начал работать с наименьшими потерями: например, выезжает в город, где запланировано открыть точку, на месте мониторит ситуацию, конкурентоспособность товара или услуги. Тех, кто этот момент игнорирует, даже не в чем упрекнуть, поскольку в России нет законом закрепленного термина "франчайзинг", далеко не все в этой сфере регулирует наше право. Поэтому нет и многих правил, обязательных к исполнению. Кирилл с франчайзером согласовывал только город, партнеры Тараса видели его тренажерный зал на плане, а Николай предоставил в Москву собственный анализ состояния рынка.

То, что происходит после заключения договора с франчайзером, наиболее метко охарактеризовал Николай: "Франшиза сама не "попрет", ситуацию нужно постоянно анализировать". Кирилл правильно рассчитал проходимость кофейни, но покупательная способность клиентов оказалась ниже ожидаемой: "Не готовы еще люди в Ярославле тратиться на себя любимых". Тарас выполнил условия франчайзера по стартовым затратам на раскрутку, однако отдача его не устраивает: "Можно было сделать по-другому и дешевле, франчайзер слабоват в продажах услуг клуба".

Бизнесмены едины в том, что обещания франчайзеров по выходу на точку безубыточности преувеличенно оптимистичны для провинции. В предложении кофейного бренда указан срок от полутора до трех лет, но в реальности Кирилл надеется, что максимальная планка не превысит четырех лет. Тарасу франчайзер обещал безубыточность через год, срок уже вышел:

- Но я не уверен, что и еще через год выйду на окупаемость. Я понял - пока сам не покручусь, результата не будет.

Разрыв между планом Москвы и фактом в провинции Николай объясняет местным менталитетом:

- Люди не против получать обслуживание по высоким стандартам, но не всегда готовы платить. Тем не менее мое предприятие выжило, поток клиентов растет, через год рассчитываю выйти в плюс.

На то, чтобы делать уступки местному менталитету, корректируя стандарты, франчайзеры идут, как правило, неохотно. Скажем, Кирилл может менять не более десяти процентов ассортимента.

- Но это маловато, - сетует он, - нет простора для творчества.

Тем не менее никто из собеседников не сказал, что разочарован. Все трое в общем довольны уровнем взаимопонимания с головным офисом и главное - сознают, что конечный итог зависит в первую очередь от собственных усилий, навыков и талантов. Специалисты говорят, что это хороший знак - при таком понимании реальности шансы выжить на рынке многократно возрастают.

франшиза ресторана

Читайте также

Топ-менеджер группы компаний "АРПИКОМ" считает, что в Приморье есть все условия для развития такой концепции ресторанного бизнеса

Интервью с Антоном Андреевым, основателем компании Genetic-test

Процесс отбора франчайзи не случайно сравнивают с подготовкой к браку по расчету. Главной целью является взаимовыгодный контракт...

Поздравляем! Сообщение отправлено!
Закрыть
Зарегистрироваться в каталоге Franshiza.ru