подобрать
Все статьи

Senior Group - бизнес для/на престарелых...

  • Автор: Юлия Гордиенко
  • Дата публикации: 31 Май 2012
  • Издание: "Коммерсантъ Секрет Фирмы"

В частном доме престарелых Senior Group в поселке Акулово, рядом с подмосковным Одинцово, все стены выкрашены в солнечный желтый. "С возрастом человеческий глаз все хуже различает интенсивность красок, мир блекнет и постепенно становится почти черно-белым. Однако желтый цвет человек способен различать до последнего",— объясняет основатель Senior Group Николай Кобляков выбор колористики заведения для немолодых клиентов.

В 2007 году он решил создать альтернативу государственным домам престарелых — первую в России сеть частных резиденций для пожилых людей. С научной скрупулезностью он изучил все существующие западные стандарты и перед открытием первого отеля для пожилых объехал 24 резиденции в Великобритании, Бельгии, Франции, Канаде и США. Теперь Николай Кобляков — один из крупнейших специалистов по работе с престарелыми в мире: по этому вопросу с ним консультировались президенты России Дмитрий Медведев и Франции Николя Саркози, профильные министры стран Балтии и Польши. Сейчас у Senior Group три собственные резиденции в Подмосковье и два заведения, открытых по франшизе в Калининграде и Кирове.

В конце 2011 года Кобляков полностью продал компанию своим давним знакомым — Алексею Сидневу и его партнеру (сумма сделки не разглашается), которые к 2015 году хотят довести число резиденций до 25. Сам Кобляков взялся развивать бизнес в странах Восточной Европы, создав совместный проект с французской компанией Monroe и начав строить в Риге первую резиденцию за пределами России. Всего к 2016 году в странах Балтии будет пять отелей для пожилых общей численностью 1 тыс. коек.


Пропавший покупатель

Николай Кобляков уже забронировал себе место в резиденции для пожилых в Канаде. Впрочем, уверяет он, отели Senior Group он строит таким образом, чтобы в случае чего достойно встретить старость он мог бы и в них.

Для выпускника знаменитой Лондонской школы экономики LSE Николая Коблякова создание сети резиденций для пожилых стало дипломным проектом, который в 2007 году вместе с друзьями он решил воплотить в жизнь. "Мы написали кучу бизнес-планов и разослали их по инвестиционным фондам",— вспоминает Кобляков, который для запуска проекта вернулся в Россию после семи лет жизни в Париже. Для того чтобы продать стартап подороже, он решил продемонстрировать потенциальным инвесторам: модель будет работать. Заняв у друзей около 1 млн евро, он арендовал санаторий в Монино с обязательством впоследствии его выкупить, сделал ремонт в одном из корпусов и заселил в него первых постояльцев. Коблякову удалось подписать контракт с инвестором, который планировал вложить в фирму 25 млн евро. Деньги на счет, однако, так и не были перечислены: наступило лето кризисного 2008 года, и компания разорвала контракт с Кобляковым, предложив потребовать обещанные платежи через суд.

В суд Кобляков подавать не стал, но и запуск проекта решил не откладывать. Компания "прожигала" 25-30 тыс. евро в месяц, тратя деньги на аренду, так что Николай спешно нашел нового инвестора — принадлежащий РЖД негосударственный пенсионный фонд (НПФ) "Благосостояние". Условия, на которых НПФ был готов вложить в стартап 2 млн евро, оказались предсказуемо жесткими. При пропуске любых процентных выплат резиденция в Монино моментально переходила в собственность фонда, что и случилось в 2010 году. К тому времени, впрочем, Кобляков сумел встать на ноги и открыть еще один аналогичный отель, так что с домом престарелых в Монино он расстался спокойно, посчитав это платой за преодоление кризиса.

Пироги вместо лекарств

— Мы неплохой вариант для хороших инвестиций: среднегодовая загрузка подмосковных гостиниц и пансионатов составляет 65%, в то время как у нас 85-95%,— говорит Алексей Сиднев. Как и Николай Кобляков, он получил МВА на Западе, окончив американскую бизнес-школу Tuck, и узнал о том, что частные дома для престарелых — прибыльный бизнес, из учебного кейса.

Как и Кобляков, он решил развивать этот бизнес в России и даже познакомился с основателем Senior Group при запуске проекта — у бизнесменов оказался общий знакомый. В 2007 году Сиднев заказал у компании "Эксперт-дата" исследование, которое продемонстрировало: спрос на частные дома престарелых в России есть. Целевой аудиторией стали состоятельные люди с доходом от $80 тыс. в год, готовые оплачивать проживание в частных домах престарелых для своих родителей. По самым скромным подсчетам, только в Москве их оказалось не менее 10 тыс. человек. Вскоре, однако, Сиднев увлекся другим бизнесом и к идее развивать сеть частных домов престарелых вернулся лишь спустя три года, решив посмотреть, что за это время удалось сделать Коблякову. "В глубине души я не верил, что этот бизнес может работать в России",— говорит он. Но в резиденции, на которую он приехал посмотреть, пахло не лекарствами, а пирогами — их увлеченно пекли постояльцы. Это было намного больше похоже на все виденные Сидневым западные аналоги, чем он ожидал.

Вместе с партнером, чьего имени он не называет, Сиднев предложил Николаю Коблякову продать весь российский бизнес, сконцентрировавшись на развитии Senior Group в Восточной Европе. Сделка была закрыта в конце 2011 года, а в апреле 2012 Алексей Сиднев уже открыл новую подмосковную резиденцию "Улиткино" на 50 человек, уговорив арендодателя перестроить загородный дом под нужды пожилых людей, зачастую передвигающихся в инвалидных колясках. До конца года Сиднев планирует открыть еще три собственных подмосковных резиденции на 50 человек, а к 2014-му начать строить большие резиденции — на 100-150 коек каждая.


Комната на двоих

Одна из первых резиденций Senior Group в Акулово расположена в трехэтажном коттедже. На одной территории с ней находится частный детский сад, так что маленькие и пожилые обитатели гуляют вместе и ходят друг к другу в гости по праздникам. В доме престарелых в основном живут постояльцы от 80 лет и старше. В комнате на двоих — кровати, кресла, столы, два телевизора, кресло-качалка и, конечно, покрашенные в желтый цвет стены. На каждой двери, помимо таблички с именем, нарисован какой-либо опознавательный знак: цветок или животное. Это нужно для того, чтобы пожилые обитатели не заблудились и, даже забыв дорогу и собственное имя, сориентировались по простейшей эмблеме.

Основные обитатели Senior Group (около 60%) — люди, имеющие дементные расстройства (в просторечии — старческий маразм). Они страдают потерей памяти и с трудом ориентируются в пространстве. В резиденции круглосуточно трудятся психолог и сиделки, несколько раз в неделю постояльцев осматривают врач и психиатр. Каждый день с жильцами работает аниматор: бабушки занимаются рукоделием, рисованием и прочими несложными вещами, развивающими мелкую моторику или память. Над каждой кроватью находится тревожная кнопка. Ее нажатие отображается на пейджере дежурной медсестры (они есть на каждом из трех этажей). Стоимость проживания в резиденции зависит от степени ухода и составляет от 1,9 тыс. руб. в сутки (более 55 тыс. руб. в месяц) для людей, которым нужна минимальная поддержка, до 3 тыс. руб. в сутки для лежачих больных (около 90 тыс. руб. в месяц).

В ритме McDonalds

Главным драйвером развития проекта, по замыслу новых акционеров, должна стать региональная франшиза: до конца 2013 года их планируется реализовать 20, включая пять в этом году. Продавать своим франчайзи совладельцы Senior Group собираются прежде всего технологии: на каждый процесс — будь то приготовление еды, уборка, мытье постояльцев или работа сиделки — все действия расписаны поминутно. "Вам не нужно тратить время на обдумывание, что и как сделать: в этом смысле мы похожи на McDonalds",— говорит Алексей Сиднев. Пока технологические карты — это просто бумажные папки, где записаны все особенности пациента и галочками или крестиками отмечается, например, прием каждой таблетки. Однако сейчас компания разрабатывает аналогичную ИТ-систему, которая будет основана на облачных технологиях. Для ее использования франчайзи понадобятся недорогие планшетные устройства.

До сих пор Senior Group продавала франшизы за 1 млн руб.— именно во столько они обошлись владельцам резиденций в Кирове и Калининграде. Однако для того, чтобы проживание в региональных резиденциях стоило не 2 тыс. руб. в день, как в Подмосковье, а максимум 800 руб., Сиднев планирует снизить стоимость франшизы вдвое, оставив ежемесячные платежи за ИТ-систему, сертификацию резиденции и ее раскрутку через интернет (для франшизы партнеры собираются вводить новый брэнд). Инвестиции в резиденцию на 30-50 мест, по расчетам Сиднева, должны составить около около 5 млн руб., или 100-150 тыс. руб. за койку. В то же время вложения в крупную резиденцию в Подмосковье составляют примерно $10 млн., а срок окупаемости проекта — около семи лет.

Во всем мире, уверяют создатели Senior Group, в подобные проекты инвестируют пенсионные фонды, для которых вложения в недвижимость социального назначения стимулируются законодательно. В России никаких преференций по сравнению с вложением, например, в торговый или офисный центр для НПФ пока не существует. Тем не менее, уверяют совладельцы Senior Group, они ведут переговоры с пенсионными фондами. Однако главный расчет — на интерес к России крупных западных игроков: американских операторов Brookdale, Emeritus и Sunrise и европейских Korian и Orpea. Но они, уверяют основатели Senior Group, придут лишь на подготовленную почву, так как интересуются сетью заведений, насчитывающих от 500 до 1 тыс. коек. На создание таковых может уйти около пяти лет.

Комментарий эксперта. Татьяна Камардина, руководитель дирекции развития социальных проектов ФК "Уралсиб"

Говорят, что благополучие страны определяется тем, как в ней живут старики. Выезжая в европейские страны, не перестаешь удивляться, как хорошо и достойно выглядят там люди пожилого возраста. Все дело в том, что на Западе сформировалась воспитанная годами культура ответственности за свою старость. Чтобы иметь возможность жить в пансионате или путешествовать, в большинстве развитых стран люди всю жизнь откладывают средства для обеспечения пенсионного возраста в различные фонды, банки и управляющие компании.

В нашей стране жизнь до и после пенсии качественно отличается. Причин тут множество. И дело, наверное, не только в размере пенсии, которую государство может предложить. Да, пенсионная система находится в процессе реформирования и пока не соответствует европейским программам. Благотворительные организации системной поддержкой пенсионеров практически не занимаются. Сейчас этой социальной проблемой заинтересовался бизнес.

Проживание в хороших пансионатах требует солидных вложений. Поэтому будущее этого направления скорее за частными заведениями для среднего класса. Но для заполнения ниши нужно время. А вот позаботиться об увеличении размера пенсионного обеспечения наши граждане могут уже сейчас. Например, перевести накопительную часть трудовой пенсии в негосударственный пенсионный фонд или управляющую компанию (пока это сделали только 20% граждан).

На мой взгляд, нужно еще много трудиться, чтобы сформировать в России благоприятную среду для жизни пенсионеров. Будут полезны и помощь государства в накопительной пенсионной системе, и интерес предпринимательства к проблемам старости, и социальная ответственность бизнеса — все это возможно при воспитании в себе уважения к родителям и пожилым людям.

Читайте также

Сеть музыкальных школ "Виртуозы" идет в регионы по франчайзингу

Выставки «Мир детства-2012» и «CJF – детская мода. Осень-2012» в цифрах

Интервью с генеральным директором Сергеем Ревтовым

Поздравляем! Сообщение отправлено!
Закрыть
Зарегистрироваться в каталоге Franshiza.ru